С Наступающим!

Итак, новый год и десятилетие, стремление попрощаться со старым, поиск нового, модернизация всеобщая и личная... Всё это не столь важно, а важно то, что остаёмся мы. Меняемся, не меняемся - главное, что жизнь продолжается.

Пусть все президенты идут на или в! Это и есть основное пожелание на грядущее. Люди важнее властей и государств, и, наверное, в эту сторону всё и будет меняться.

Нам же всем - здоровья, физического и духовного, самокритичности, и да будет благополучие! С праздником, дорогие блоггеры :)

Сотрясение воздуха

Всё ещё не выходит из головы парфёновская речь, слова и контекст, слово и дело, а всё вместе - Поступок. Ведь, он один повёл себя как истинный гражданин своей страны, журналист, человек думающий, уважающий свою профессию, себя, общество.

Болтовня власти, лозунги псевдооппозиции, вечные разговоры на кухне по "Эху Москвы" с заранее известным содержанием вечных монологов вечных ведущих и вечных гостей, Лимонов, бабушки русской демократии Алексеева и Новодворская, псевдопарламент, Рамзан Кадыров, "Прожекторперисхилтон", Милов, "Дзядко три", Ксюша Собчак...

Короче, ни слов, ни поступков. И никому не стыдно.

На этом фоне Леонид Геннадьевич смотрится



героем. Но фону это не нравится, фон пытается себя защитить, оправдать: "Ну, что такого сказал Парфёнов? Ну, кто он такой?" Со всех сторон, от национал-социалистической до право-либеральной, сыпятся упрёки.

И строки Галича звучат словно сегодня написанные: "Как каменный лес, онемело, Стоим мы на том рубеже, Где тело - как будто не тело, Где слово - не только не дело, Но даже не слово уже. Идут мимо нас поколенья, Проходят и машут рукой. Презренье, презренье, презренье, Дано нам, как новое зренье И пропуск в грядущий покой!".

Но надо "назвать вещи своими именами": Леонид Геннадьевич Парфёнов, в нынешних обстоятельствах - герой, единственный в своём роде. Герой останется в истории героем, а фон так и останется фоном.

Collapse )

О речи первого лауреата Премии им. Листьева Леонида Парфёнова

Мне совершенно всё равно, согласовывалась ли эта речь с организаторами этого мероприятия, теленачальниками, властью, или не согласовывалась, учитывал ли сам Парфёнов степень своевременности или несвоевременности таких слов, по бумажке он говорил, или не по бумажке... Всё это не имеет отношения к делу.

Поведение Парфёнова в начале 2000-ых, когда началось уничтожение телевидения, захват НТВ, в данном случае тоже - мимо. Важно не то, где работал Парфёнов (остался на газпромовском НТВ или покинул канал), а то, как он работал и, что он делал. Работал хорошо, профессионально, делал то же, что делал бы, если бы НТВ удалось спасти, но спасти не удалось, и потому увольнение Парфёнова в 2004-ом, как избавление от остатков лучших традиций "старого" НТВ, было неизбежным.

Он всегда честен перед аудиторией. Создавая всегда качественный телепродукт, он всегда верен своим принципам. Он оказался более порядочным, более честным и искренним, более последовательным в отстаивании собственных профессиональных принципов, чем многие его коллеги по "старому" НТВ.

Он заслужил эту премию, и он мог даже не говорить то, что он сказал, но он сказал, и этим заслуживает ещё большее уважение. Спасибо Вам, Леонид Геннадьевич!

Виртуальная политика

Раньше, пытаясь рассуждать об особенностях российской политической жизни, я любил повторять фразу "в России политики нет", и что-то там писал о том, чего нет... Потом забросил ЖЖ. О чём писать? О ком писать? Ради чего? В общем, кризис.

Я уже тогда знал, но ещё не открыл для себя, одну вещь: всё обсуждаемое и обсуждавшееся ВИРТУАЛЬНО. Мы много говорим о событиях, о людях, о том, кто есть люди, в чём значимость этих событий, но, увы, к реальной жизни всё оно имеет минимальное отношение.

Был хороший Лужков. Теперь нет Лужкова. И теперь - Лужков плохой. Был смешной недалёкий держиморда Виктор Степаныч Черномырдин. Нету Черномырдина. И, выясняется, что был, оказывается, спаситель страны, патриот, философ, профессионал своего дела. Был один миф - теперь другой миф.

Мы создаём себе мифы, и нам нравится в них жить. Ну, может, не очень нравится, но так удобнее... Миф - явление виртуальной реальности, это - туда, в мир картинок и образов.

Кстати, картинок хватит на всех. Кому не нравится миф "Путин", берите, угощайтесь мифом "Михаил Саакашвили": такой антироссийский, антипутинский, западный такой, с хорошим английским...

При всей моей неприязни к делу МБХ, разгрому "Юкоса", я вынужден признать, что миф "Ходорковский" тоже вполне себе поживает. Ну, "вор должен сидеть в тюрьме" - это ладно, оставим. Эта матрица живуча, традиционна, и не для кого не новость.

Но есть другая проблема. Евгения Альбац Эвелине Геворкян: "Вы говорите о человеке, который 7 лет в тюрьме. И у вас смех в глазах. (...) Элементарное сочувствие. Элементарное." Итак, приглашённый в студию радиостанции "Эхо Москвы" гость инструктирует ведущую, как она должна говорить о Ходорковском, с какими интонациями, с какой жестикуляцией. Она (интервьюируемый) не пожелание высказывает, не совет говорит, а наставляет. Возникает вопрос: на каком основании гость позволяет себе не только комментировать работу ведущего, но и вмешиваться в неё, требовать, что и как ведущая должна и не должна делать? Прямо хозяйка станции, заместитель Венедиктова, режиссёр-редактор линейки прямых эфиров с гостями...

Хотя, важнее другое. Аудитории внушается мысль: "Ходорковский - святой, несчастный мученик, политзаключённый, невинно осужденный, герой". О нём следует говорить дрожащим голосом, с трагизмом, сочувствием. Ещё один миф.

В восторге ли сам Ходорковский от такой "поддержки" - тоже вопрос, но это, ведь, личное дело, личная жизнь Ходорковского, а нас интересует не она, а картинки из виртуальной реальности...

На этом делаю вынужденную и продолжительную паузу

Безумных лет угасшее веселье
Мне тяжело, как смутное похмелье.
Но, как вино - печаль минувших дней
В моей душе чем старе, тем сильней.
Мой путь уныл. Сулит мне труд и горе
Грядущего волнуемое море.

Но не хочу, о други, умирать;
Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать;
И ведаю, мне будут наслажденья
Меж горестей, забот и треволненья:
Порой опять гармонией упьюсь,
Над вымыслом слезами обольюсь,
И может быть - на мой закат печальный
Блеснёт любовь улыбкою прощальной.

(1830, А.С.Пушкин)

Дмитрий Орешкин

Любопытная заметка Виктора Ерофеева

Нет ничего скандального в том, что Сталин может стать главной фигурой отечественной истории. Никогда не обижай человека, который любит Сталина. Не кричи на него, не топай ногами, не приходи в отчаяние – не требуй от него невозможного. Это – тяжелобольной человек, у него нечеловеческая болезнь: духовный вывих. Не сочувствуй ему – он придет в бешенство от твоего сочувствия. Не пытайся его переубедить – его не переубедишь. Выключи все свои эмоции, погаси свои глаза, смотри на него холодным равнодушным взглядом – его болезнь питается твоими эмоциями, его душа жаждет твоего гнева. Лучше купи ему портрет Сталина и ласково прибей его гвоздями к стенке.

Как хорошо, что Сталина любит полстраны! Было бы куда хуже, если бы вся страна любила его. Полстраны не любит Сталина – разве это не надежда на будущее?

Я не люблю Сталина. Половина страны любит Сталина. Что мне делать с любящей половиной?

Любовь половины родины к Сталину – хорошая причина отвернуться от такой страны, поставить на народе крест. Вы голосуете за Сталина? Я развожусь с моей страной! Я плюю народу в лицо и, зная, что эта любовь неизменна, открываю циничное отношение к народу. Я смотрю на него как на быдло, которое можно использовать в моих целях. И чем больше я укореняюсь в цинизме, чем ближе я сам иду к Сталину, сближаюсь с ним в его двоемыслии, становлюсь его подобием. Мне для победы не жалко и миллионов голов, я знаю, что уцелевшие будут лизать мне ботинки.

Я долгое время презирал всех тех, кто любят Сталина. Мне казалось, что любить Сталина могут только одни идиоты. Но потом я изменил свое мнение. Я изменил свое отношение к идиотам. Быть идиотом – в этом ничего нет постыдного. В русской интеллигенции всегда легкомысленно завышали значение человека. Любовь к Сталину – расплата за это легкомыслие.

Кто сказал, что Сталин умер? Сталин живет среди нас. Он живет в сердобольных старушках, мечтающих о справедливости, он живет в униженных и оскорбленных, которые лишились права на жизнь, он живет в бандитах и уголовниках, которые не боятся убивать, он живет в милиционерах и чиновниках, которые верят в свою безнаказанность, он живет в верхних эшелонах власти, которая считает, что умеет править страной, он живет в вертикали власти сверху донизу. Он живет в молодых людях, которым чуждо чувство ответственности, он живет в националистах, которые считают, что мы лучше всех, и фашистах, которые были многие годы сталинскими союзниками, он живет в тех, кто мечтает о возрождении российской империи и высокомерно относится к соседям, а затем устраивает истерики по поводу того, что соседи с отвращением отворачиваются от Сталина.

Сталин жив – он живет в переделанном советском гимне, в продажных журналистах, в наших церковнославянских коммунистах, в монашеской ностальгии по византийским хитросплетениям. Сталин жив – он живет в школьниках, которые насилуют своих одноклассниц, в силовиках, которые порядок нередко путают с кодексом тюремного поведения. Сталин жив, потому что мы – жертвы нашей несчастной истории, которую мы никогда не хотели узнать. Сталин жив, потому что садомазохизм – это наша народная игра. О, как много у нас скопилось Сталина! Любить Сталина – это, прежде всего, глумливо мстить тем, кто не похож на тебя. Сталин – это смердящий чан, булькающий нашими пороками.

http://svobodanews.ru/Article/2008/07/23/20080723000157540.html

Александр Городницкий

Моряк, покрепче вяжи узлы -
Беда идёт по пятам.
Вода и ветер сегодня злы,
И зол, как чёрт, капитан.
Пусть волны вслед разевают рты,
Пусть стонет парус тугой -
О них навек позабудешь ты,
Когда придём мы домой.

Не верь подруге, а верь в вино,
Не жди от женщин добра:
Сегодня помнить им не дано
О том, что было вчера.
За длинный стол посади друзей
И песню громко запой,-
Ещё от зависти лопнуть ей,
Когда придём мы домой.

Не плачь, моряк, о чужой земле,
Скользящей мимо бортов.
Пускай ладони твои в смоле,
Без пятен сердце зато.
Лицо закутай в холодный дым,
Водой солёной умой,
И снова станешь ты молодым,
Когда придём мы домой.

Покрепче, парень, вяжи узлы -
Беда идёт по пятам.
Вода и ветер сегодня злы,
И зол, как чёрт, капитан.
И нет отсюда пути назад,
Как нет следа за кормой.
Никто не сможет тебе сказать,
Когда придём мы домой!

Сам чёрт не сможет тебе сказать,
Когда придём мы домой!

1965

Вторая баллада (Борис Пастернак)

На даче спят. B саду, до пят
Подветренном, кипят лохмотья.
Как флот в трехъярусном полете,
Деревьев паруса кипят.
Лопатами, как в листопад,
Гребут березы и осины.
На даче спят, укрывши спину,
Как только в раннем детстве спят.

Ревет фагот, гудит набат.
На даче спят под шум без плоти,
Под ровный шум на ровной ноте,
Под ветра яростный надсад.
Льет дождь, он хлынул с час назад.
Кипит деревьев парусина.
Льет дождь. На даче спят два сына,
Как только в раннем детстве спят.

Я просыпаюсь. Я объят
Открывшимся. Я на учете.
Я на земле, где вы живете,
И ваши тополя кипят.
Льет дождь. Да будет так же свят,
Как их невинная лавина...
Но я уж сплю наполовину,
Как только в раннем детстве спят.

Льет дождь. Я вижу сон: я взят
Обратно в ад, где всё в комплоте,
И женщин в детстве мучат тети,
А в браке дети теребят.
Льет дождь. Мне снится: из ребят
Я взят в науку к исполину,
И сплю под шум, месящий глину,
Как только в раннем детстве спят.

Светает. Мглистый банный чад.
Балкон плывет, как на плашкоте.
Как на плотах, кустов щепоти
И в каплях потный тес оград.
(Я видел вас раз пять подряд.)

Спи, быль. Спи жизни ночью длинной.
Усни, баллада, спи, былина,
Как только в раннем детстве спят.

1930

Радзиховский